Aug. 9th, 2012

vgrogorjev: (Default)
Буду искать фильм. На ютабе только отрывки. Пока нашел рецензию...

Таинственная стена (1967)


"Таинственная стена" — неплохой фильм. Там снимался молодой Андрей Миронов, музыку писал известный композитор, преподаватель питерской Консерватории Сергей Слонимский. Даже странно, что мало кто знает об этой картине. Что-то как-то задвинули ее… Можно подумать, что это какое-то диссидентское кино. Может быть, так оно и есть. Все эти бородатые физики в свитерах, изучающие таинственную стену, которая возникла абы как где-то в Сибири, по соседству с тунгусским метеоритом, честно сказать, доверия не вызывают. Поэтому постановщики фильма ограничивают бородатых физиков в действии, приводя в действие чиновничий бюрократический аппарат, а также военных (офицер так и заявляет: "Ну как же без нас?!"). Итак, таинственная стена. Внутри сферической стены, исчезающей и появляющейся с определенной периодичностью и представляющей собой мощной элекстростатический заряд, находится исследовательская станция.



Read more... )
vgrogorjev: (Default)

Поправки, тихонечко добавленные Федеральным законом № 420-ФЗ от 7 декабря 2011 г. в Уголовный кодекс РФ, внесли серьезные коррективы в вопрос уголовной наказуемости деяний, связанных с оборотом и использованием вредоносного программного обеспечения.



Read more... )
vgrogorjev: (Default)

Немногие заметили сообщение, появившееся в корпоративном блоге Google 4 декабря 2009 года. Оно ничем не привлекало к себе внимания: никаких решительных заявлений, никакой шумихи, присущей Кремниевой долине. Лишь несколько абзацев текста, втиснутых между еженедельным обзором самых популярных поисковых запросов и новостями о финансовом софте Google.

Однако блогеру Дэнни Салливану, который пишет о поисковых системах и отслеживает блог Google, пытаясь уловить, куда этот мастодонт двинется дальше, оно показалось чрезвычайно важным. Он даже написал в тот день: это «самые серьезные перемены за всю историю поисковых механизмов». С точки зрения Дэнни, вся суть была отражена в заголовке «Персонализированный поиск для каждого».

С того утра Google начал использовать 57 «сигналов»: информацию обо всем, начиная с того, где именно вы зашли в Сеть и каким браузером пользуетесь, и заканчивая тем, какие поисковые запросы вы вводили раньше, — чтобы угадывать, кто вы и какие сайты вам нравятся. И даже если вы не заходите в свой аккаунт Google, система адаптирует результаты поиска и выводит ссылки, на которые, по её прогнозу, вы с большей вероятностью кликнете.

Многие думают, что, когда мы «гуглим» те или иные слова, мы все видим одни и те же результаты: страницы, которые знаменитый алгоритм Google PageRank считает более авторитетными исходя из ссылок на них на других страницах. Но с декабря 2009 года это уже не так. Теперь вы видите результат, который, по представлению алгоритма Google, оптимален для вас. Другой человек может увидеть совсем иное.

Весной 2010 года, когда обломки платформы Deepwater Horizon изрыгали сырую нефть в Мексиканский залив, я попросил двух своих знакомых ввести в поисковой строке «BP». Они во многом похожи: обе образованные белые женщины с либеральными взглядами, живут на северо-востоке США. Но их результаты поиска были совсем разными. Одна моя знакомая увидела информацию о BP для инвесторов, другая же — новости. У одной на первой странице результатов оказались материалы о разливе нефти; у другой не было ничего на эту тему, только рекламное сообщение компании. Разным было даже количество ссылок: одной из моих подруг система выдала около 180 миллионов, а другой — 139 миллионов. И если результаты поиска настолько различались для двух женщин с прогрессивными взглядами с Восточного побережья, то представьте себе, насколько разными они будут у моих подруг и, скажем, пожилого республиканца из Техаса (или, если уж на то пошло, для бизнесмена из Японии).

Персонализированный Google на запрос «стволовые клетки» может выдавать диаметрально противоположные результаты в зависимости от того, кто его вводит: ученый, поддерживающий исследования стволовых клеток, или активист, выступающий против них. Запрос «доказательство изменения климата» может принести разные результаты активисту-экологу и топ-менеджеру нефтяной компании. В ходе опросов выясняется, что подавляющее большинство людей считают поисковые механизмы беспристрастными. Но, может быть, дело в том, что они все больше потворствуют нашим вкусам. Монитор вашего компьютера быстро превращается в «зеркало-шпиона»: оно отражает ваши интересы, но при этом наблюдающие за вами алгоритмы фиксируют, на что именно вы кликаете.

Объявление Google обозначило поворотный момент важной, но практически незаметной революции в потреблении информации. Можно сказать, что 4 декабря 2009 года началась эра персонализации.

Какое-то время казалось, что Интернет поможет создать новую демократию. Блогеры и свободные журналисты собственноручно перекроят медиа. Политики смогут получить должность, лишь если у них будет обширная база поддержки в виде множества мелких спонсоров, регулярно жертвующих средства. Местные власти станут более прозрачными и подотчетными для граждан. Но эра гражданского участия, о которой я мечтал, так и не наступила.

Демократия требует, чтобы граждане были способны видеть мир не только со своей, но и с чужой точки зрения. А мы все больше замыкаемся в наших собственных мирах. Демократия — это возможность исходить из общих фактов. Нам же предлагаются параллельные вселенные.

Моя тревога усилилась, когда я заметил, что сообщения моих друзей с консервативными взглядами исчезли с моей страницы в Facebook. Я придерживаюсь скорее левых взглядов, но мне интересно и мнение консерваторов, и я постарался наладить контакт с некоторыми из них и добавить их в друзья. Я хотел видеть, какие ссылки они публикуют, читать их комментарии и чему-то у них учиться. Но их ссылки никогда не появлялись в моей ленте популярных новостей. Похоже, Facebook изучил статистику и обнаружил, что я перехожу по ссылкам от моих прогрессивно настроенных друзей чаще, чем на ссылки консерваторов, — а уж по ссылкам на последнее видео Леди Гага еще чаще. Так что путь к ссылкам от консерваторов мне был отрезан.

Я провел небольшое исследование, чтобы понять, как именно Facebook решает показать или скрыть что-то от меня. И оказалось, что он не один такой. Цифровой мир фундаментально меняется, и никто нас об этом не предупреждает. Некогда анонимная среда, где кто угодно мог быть кем угодно — где, согласно популярной карикатуре из New Yorker, никто не знает, что вы собака, — теперь стала инструментом навязывания услуг и анализа личных данных.

Согласно одному исследованию Wall Street Journal, 50 ведущих сайтов, включая CNN, Yahoo и MSN, устанавливают в среднем по 64 собирающих информацию идентификационных cookie-файлов и персональных веб-маяков. Введите на Dictionary.com слово «депрессия» — и на вашем компьютере появится до 223 файлов-«шпионов», позволяющих другим сайтам выводить для вас рекламу антидепрессантов. Поделитесь в Facebook статьей на кулинарную тему — и вас по всему Интернету будет преследовать реклама кастрюль с тефлоновым покрытием. Если же вы откроете — хоть на секунду — страницу, на которой перечисляются признаки супружеской измены, то готовьтесь к тому, что за вами будет гнаться по пятам реклама ДНК-тестов на отцовство. Новый Интернет не просто знает, что вы собака, — он знает вашу породу и хочет продать вам миску премиального сухого корма. Гонка за личной информацией стала главной битвой эпохи для таких интернет-гигантов, как Google, Facebook, Apple и Microsoft.

Крис Палмер из правозащитной организации Electronic Frontier Foundation объяснил мне: «Ты получаешь бесплатный сервис, но взамен отдаешь данные о себе. И Google с Facebook эта информация приносит прямую прибыль». Хотя Gmail и Facebook могут быть весьма полезными бесплатными инструментами, это еще и чрезвычайно эффективные и прожорливые механизмы извлечения информации, куда мы сливаем самые интимные детали нашей жизни.

Google (пока) обещает хранить ваши личные данные в тайне, но другие популярные сайты и приложения — от портала по продаже авиа-билетов Kayak.com до виджета AddThis, позволяющего делиться ссылками в социальных сетях, — таких гарантий не дают. За страницами, которые вы посещаете, скрывается колоссальный растущий новый рынок информации о том, что вы делаете в онлайне. Его движущая сила — малоизвестные, но весьма прибыльные компании по обработке персональных данных, такие как BlueKai и Acxiom. Только Acxiom накопила в среднем 15008 фрагментов данных на каждого человека — а ее база включает 96 процентов американцев. Это информация обо всем: от кредитного рейтинга человека до сведений о том, покупал ли он лекарства от недержания мочи.

Бизнес-стратегия интернет-гигантов формулируется просто: чем точнее их информационное предложение будет соответствовать личным потребностям, тем больше рекламы они продадут и тем выше вероятность, что вы купите предлагаемые ими продукты. И это работает. Amazon продает на миллиарды долларов, прогнозируя интересы конкретных клиентов и выставляя соответствующие товары в витрине своего виртуального магазина. До 60 процентов заказов в сервисе видеопроката Netflix обеспечены персонализированными прогнозами системы о предпочтениях каждого клиента. И на данный момент компания может прогнозировать вашу оценку любого фильма с точностью до полубалла.

Персонализация — это базовая стратегия пяти ведущих сайтов Интернета: Yahoo, Google, Facebook, YouTube и Microsoft Live, — а также бесчисленного множества других.

Исполнительный директор Facebook Шерил Сандберг заявила одной организации, что через 3–5 лет сайт, не подстраивающийся под конкретного пользователя, будет казаться нелепым. Вице-президент Yahoo Тапан Бхат согласен с этим: «Будущее Интернета — в персонализации... теперь в центре Сети — “я”. Задача — перекроить Интернет таким образом, чтобы он стал умным и “своим” для конкретного пользователя». Глава Google Эрик Шмидт с энтузиазмом рассказывал, что всегда хотел создать программу, которая «догадывается, что я пытаюсь напечатать». Сервис Google Instant, запущенный осенью 2010 года и угадывающий, что вы ищете, по мере ввода букв, — лишь начало. Шмидт уверен: пользователи хотят, чтобы Google «подсказывал им, чем следует заняться дальше».


Много букв... )
vgrogorjev: (Default)
"Горбушкин двор" и компания Microsoft подписали соглашение о борьбе с пиратством. Администрация торгового комплекса пообещала применять к торговцам контрафактной продукцией меры от штрафов до расторжения договора аренды. Территорию ТК объявили "свободной от пиратства зоной".



[livejournal.com profile] ru_pirate_party
vgrogorjev: (Default)
Несколько лет назад произошло весьма значимое событие в истории кинематографа и движения за свободное распространение информации — Hanna Sköld сняла первый в мире полнометражный фильм, распространяющийся на условиях лицензии CC-BY-NC-SA («вирусная» лицензия Creative Commons, запрещающая коммерческое использование, но разрешающая свободное изменение, показ, копирование и так далее, при условии распространения на тех же условиях) — Nasty Old People.

Тот фильм был снят на частный кредит на сумму 10 000 евро, взятый в банке. Кредит уже удалось отдать — 7500 евро было получено от шведского телевидения (это меньше, чем этот канал обычно платит за шведские фильмы, но всё равно приличная сумма), и примерно столько же дали пожертвования.

источник

ASPlinux

Aug. 9th, 2012 01:31 pm
vgrogorjev: (Default)
Если семейство операционных систем Microsoft Windows никогда не ставит вас перед проблемой выбора, то в случае с Linux у пользователя просто глаза разбегаются от обилия всевозможных названий и версий.

Думаю, каждый из нас прекрасно помнит начало своего знакомства с компьютером, в частности первые шаги в освоении Windows. Не стоит думать, что в случае с Linux все окажется намного сложнее, правда, отметим: если вы впервые решили установить эту операционную систему на свой ПК, то лучше выбрать так называемый Live – простой дистрибутив, облегчающий освоение азов. Суть состоит в том, что инсталляция такой версии Linux не требуется – ОС загружается с компакт-диска, а это поможет избежать очень многих проблем при освоении «мира пингвинов».

Если интересно... )
vgrogorjev: (Default)

В момент открытия магазина в 8 час. 30 мин. насчитывалось 4000-4500 человек. Установленная в 8 часов утра очередь проходила внизу по Кузнецкому мосту, Неглинному проезду и оканчивалась наверху Пушечной улицы.

Москва, 1939 год, из донесения НКВД

 

Вместе с советским строем и советским образом жизни ушли в историю и советские очереди. Их рудиментарные остатки можно встретить в наши дни разве что в государственных конторах по бесконечному обмену документов и получению бесчисленных справок. А ведь когда-то казалось, что очереди будут вечно. В наши дни главная проблема потребления состоит в том, как заработать много денег - все есть, но цены кусаются. В советское время главной заботой потребителя было - достать товар. Даже не купить, а именно достать - операция многосложная, требующая времени, энергии, а порой и искусства. «Где достал?» - ответ предполагал не только назвать магазин, но и сколько часов отстоял в очереди или сколько переплатил сверху, есть ли блат, а также «нельзя ли и мне достать такой же». Сейчас увидишь в гостях хорошую мебель и думаешь - где только столько денег люди зарабатывают! А раньше у каждого приобретенного предмета домашнего обихода, одежды, еды была не только цена, но история. Томик Дюма - операция по сдаче макулатуры, югославская стенка - месяц отмечаний в очереди, бессонные ночи в подъездах домов напротив мебельного магазина, чтобы не опоздать к перекличке к 6 утра, а то вычеркнут. Вещи, которые удалось достать, да и те, что не удалось, становились вехами жизни, историей побед и неудач.


Статья... )
Источник, об авторе и примечания...
фото от [livejournal.com profile] bombay1970
ссылка на статью от [livejournal.com profile] is2006
Page generated Jul. 23rd, 2017 10:44 pm
Powered by Dreamwidth Studios