Aug. 19th, 2012

vgrogorjev: (Default)
У меня сегодня не запускается оформление ЖЖ - на экране полный бардак в любом броузере. Это у меня одного или общая беда?
vgrogorjev: (Default)
Через площадь возле станции метро, утыканную палатками, торгующими всякой всячиной, то есть, через рыночную площадь, идет инспектор ДПС, капитан Очумелов в новой шинели и с полосатым жезлом в руке. За ним шагает старший сержант, на шее у него болтается милицейский свисток. Кругом тишина… Валит снег… На площади ни души… Открытые двери лавок глядят на свет божий уныло, как голодные пасти; около них нет даже нищих.

Слышен глухой удар и хруст раздавленного стекла. Очумелов оборачивается и видит: из грязного «Санта-Фе» выбирается, жутко матерясь, здоровенный детина. Чуть позже из «жигулей», стоящих чуть позади, вылезает мужичок в коротком коричневом полушубке. Мужичок зябко ежится и молчит. Из лавок высовываются сонные физиономии, и скоро около дровяного склада, словно из земли выросши, собирается толпа.

- Никак беспорядок, товарищ капитан!.. — говорит старший сержант.

Очумелов делает полуоборот налево и шагает к сборищу. Около самой автобусной остановки, видит он, стоит вышеописанный человек в расстегнутой куртке и, брызгая слюной, показывает толпе палацем на водителя «жигулей». На раскрасневшемся лице его как бы написано: «Уж я сорву с тебя, шельма!», да и самый палец имеет вид знамения победы. В этом человеке Очумелов узнает замначальника ЖЭКа Хрюкина. В центре толпы, вжав голову в плечи и дрожа всем телом, стоит сам виновник скандала – бледный со страха мужичок в коротком полушубке с желтым пятном на спине. В слезящихся глазах его выражение тоски и ужаса.

- По какому это случаю тут? — спрашивает Очумелов, врезываясь в толпу. — Почему тут? Это ты зачем палец?.. Кто кричал!

- Еду я, командир, никого не трогаю… — начинает Хрюкин, кашляя в кулак. - и вдруг этот подлец ни с того ни с сего мне в задний бампер… Я от удара палец вот прищемил. Больно… И на бампере царапина. Вы меня извините, я человек, работающий… Работа у меня умственная. Пусть мне заплатят, потому — я этим пальцем, может, неделю не пошевельну… Этого, капитан, в законе нет, чтоб от всякой твари терпеть… Если каждый будет в бампер бить, то лучше и не жить на свете…

- Гм!.. Хорошо… — говорит Очумелов строго, кашляя и шевеля бровями. — Хорошо… Я этого так не оставлю. Я покажу вам, как Правила нарушать! Пора обратить внимание на подобных личностей, не желающих подчиняться постановлениям! Как оштрафую его, мерзавца, так он узнает у меня! Я ему покажу кузькину мать!..

- Елдырин, — обращается капитан к старшему сержанту, — составляй протокол! Почему наехал на автомобиль товарища пострадавшего, спрашиваю?

- Да это не он наехал, он стоял, на его сзади вот этот «Бентли» наехал, он на джип от удара-то и налетел — говорит кто-то из толпы, — А «Бентли» этот межрайонного прокурора.

- Межрайонного? Гм!.. Сними-ка, Елдырин, с меня пальто… Ужас, как жарко! Должно полагать, перед дождем… Одного только я не понимаю: как он мог тебя ударить? - обращается Очумелов к Хрюкину. – У него бампер куда как ниже твоего. «Жигуленок» — он маленький, а твой джип вон какой здоровила! Ты, должно быть, сам расковырял бампер гвоздиком, а потом и пришла в твою голову идея, чтоб сорвать. Ты ведь… известный народ! Знаю вас, чертей!

- Нет, это не прокурорская машина… — глубокомысленно замечает старший сержант. — У прокурора таких нет. У него все больше черные…

- Ты это верно знаешь?

- Верно, товарищ капитан…

- Я и сам знаю. У прокурора машины породистые, благородных цветов, а эта — черт знает что! Зеленая, прости господи… И такую держать?! Ты, Хрюкин, пострадал и дела этого так не оставляй… Нужно проучить! А где водитель «Бентли»?

- А может быть, и прокурорская… — думает вслух старший сержант. — На морде у ней не написано… Недавно во дворе у него такую видели.

- Ясное дело, прокурорская! — говорит голос из толпы.

- Гм!.. Надень-ка, брат Елдырин, на меня пальто… Что-то ветром подуло… Знобит… Ты отгонишь ее к прокурору и спросишь там. Скажешь, что я нашел и прислал… И скажи, чтобы повнимательней… Она, зараза, дорогая, а ежели каждый свинья будет у ней перед носом тормозить, то долго ли испортить. А ты, болван, опусти руку! Нечего свой дурацкий палец выставлять! Сам виноват!..

- Секретарь прокурорский идет, его спросим… Петр Петрович! Погляди на машинку… Ваша?

- Ну уж выдумал, капитан! Таких зеленых у нас сроду не бывало!

- И спрашивать тут долго нечего, — говорит Очумелов. — Нечего тут долго разговаривать… А где водитель?

- Это не наша, — продолжал Петр Петрович. — Это прокурора племянника, который на днях приехал…

- А разве племянник их приехали? Владимир Иваныч? - спрашивает Очумелов, и все лицо его заливается улыбкой умиления. — Ишь ты, а я и не знал! Погостить приехали?

- В гости…

- Ишь ты, господи… Соскучились по дяде… А я ведь и не знал! Так это их машинка? Очень рад… Может, отгонишь ее? Машинка ничего себе… Зеленая такая… И племянник тоже… Шустрый… Бац этого за в бампер! А он – того, в джипе. Ха-ха-ха… А племянник, видать, в метро спустился, убежал. Торопился, наверное…

Петр Петрович садится за руль «Бентли» и уезжает… Толпа хохочет над Хрюкиным. И над молчащим мужичком в коротком полушубке с желтым пятном на спине.

- Я еще доберусь до тебя! Вот я вас обоих! Ишь! — грозит им обоим Очумелов и, запахиваясь в шинель, продолжает свой путь по площади.

***

Вот так… Антон Палыч написал своего «хамелеона» в 1884. Прошло больше ста лет. А что изменилось? Разве что должности «надзиратель» и «городовой» стали иначе именоваться, да прокурора уважают больше, чем генерала…
vgrogorjev: (Default)


Фильм Вадима Вострова "Нулевые". Съемки проходили в Москве, Красноярске и на острове Пхукет в декабре 2011 года.

Спасибо [livejournal.com profile] nataliailina
Page generated Jul. 23rd, 2017 10:45 pm
Powered by Dreamwidth Studios